Перегляд матеріалу Таблиця оцінок
Соціум / Якість життя: суспільство, соціальні ініціативи

Большая идея "Спильнокошта"

Єгор Шевцов, фрілансер

Записал Егор Шевцов

Совместными усилиями: большая идея «Спильнокошта»

Первый в Украине инструмент коллективного финансирования «Спильнокошт» за шесть лет своего существования способствовал запуску более двухсот успешных проектов. Среди них — издания книг, журналов и комиксов, подготовка театральных, ретро- и it-фестивалей, выпуск документальных фильмов и многие другие важные в социально-культурном контексте события. 

Сайт работает на базе инновационной платформы Big Idea под чутким руководством общественной организации «Гараж Гэнг». Для всех проектов платформы, которые подают заявку на проведение кампании, есть обязательное требование — они должны активно двигать общество к прогрессу. 

Саша Сметаненко, креативный партнер «Гараж Гэнг», поделилась, каким она видит воздействие краудфандинга на внутренние ощущения человека, зачем нужно развивать филантропию и что для «Спильнокошта» значит делиться.

 

1. 

У меня длинный карьерный путь, но я никогда не работала в больших корпорациях. Мне всегда казалось, что в маленьких компаниях есть простор для творчества. Когда-то я была арт-директором в «Хармсе», курировала книжную составляющую заведения. Для меня книга — это определенный артефакт, вещь, которая содержит атмосферу, послание, возможность исследования и, в общем и целом, ключ к более гуманному обществу. Именно поэтому я не представляю себя без чтения.

В коллектив «Гараж Гэнг» я пришла три с половиной года назад. Мне всегда было интересно то, чем занималась эта гражданская организация. Я знала о них почти с самого начала и даже поучаствовала в краудфандинговой компании по сбору средств на открытие платформы «Спильнокошт». Поэтому, когда меня позвали, я с большим энтузиазмом нырнула в процесс работы и до сих пор с удовольствием плыву в нем от задания к заданию, от проекта к проекту. «Гараж Гэнг» — организация с очень гибкой структурой, это позволяет выстраивать процессы довольно плавно, оперативно реагируя на изменения социальной и городской среды. Важно то, что мы самостоятельно выбираем новые ориентиры для движения, прикладываем усилия там, где действительно можно повлиять на ситуацию. 

 

2. 

Запуску «Спильнокошта» предшествовала серия событий «SundayБорщ». Там я познакомилась с основателями «Гараж Гэнг» — Ириной Соловей и Александром Супрунцом, когда на одно из мероприятий меня привела моя подруга. Прямо передо мной проводилось своеобразное тестирование будущей модели краудфандинга. Идея состояла в том, что люди собирались на совместный обед, во время которого презентовали свои проекты, делились мыслями, обсуждали впечатления. Тут же был шанс получить от тех, кто заинтересовался, микро-грант на реализацию проекта. Деньги собирали в специально предназначенную для этого коробочку. Основной задачей было повышение доверия в обществе. Получается, спустя несколько лет, когда мир глубже погрузился в диджитал, «Спильнокошт» стал цифровой версией тех уютных дружеских встреч по воскресеньям за общим столом. 

 

3. 

Мы в «Гараж Гэнг» воспринимаем украинский краудфандинг в рамках культуры дарообмена. К сожалению, большой процент людей до сих пор не понимает, что между благотворительностью и краудфандингом есть принципиальная смысловая разница. Поэтому мы стараемся в нашей лексике избегать слова «пожертвование». Оно лежит в другой плоскости и описывает другую категорию взаимоотношений. Ведь, когда вы делаете взнос на «Спильнокоште», то речь идет о системном влиянии на реализацию проекта, а не о решении чрезвычайной ситуации, в которой требуется помощь. Отличие состоит еще в том, что здесь есть возможность получить вознаграждение от проекта. Таким образом, транзакция сразу перестает быть односторонней. Если вы захотите, то сможете легко проследить дальнейшую судьбу вложенных средств. Хотя, конечно, довольно сложно провести четкую грань между всеми понятиями, так как каждый наполняет их по-своему. При всем этом, краудфандинг — это история не о деньгах, а о построении лояльного сообщества вокруг себя. 

Я думаю, что в какой-то мере платформа «Спильнокошт» дарит людям счастье, хотя для меня это абстрактное понятие, которое сложно измерить. Для каждого человека интерпретация счастья очень субъективная и конструируется по-своему. Недавно мы делали исследование и вывели два типа мышления людей, которые поддерживают проекты на «Спильнокоште»: эмпатичный филантроп и стратегический филантроп. Это не значит, что кто-то из них лучше, а кто-то хуже. Первый подход более эмоциональный и основан на природе социальных контактов, а второй наполнен рационализмом. Тут уже люди хотят иметь доступ к модели разработки проекта, понимать, насколько он будет устойчивым, вкладывать не только деньги, но и свои креативные решения. Так вот, я уверена, что любой филантроп может испытать долю счастья, осознав роль своего взноса, но дифференциация причин гораздо шире. Модус взаимодействия с платформой может передвигаться от эмпатичного к рациональному и обратно даже у одних и тех же «доброчинців».

Мы позиционируем краудфандинг как инструмент влияния. Например, недавно запустилась программа “Мастерская агентов «Спильнокошта»”. Мы пригласили людей из разных регионов, которых в итоге набралось тридцать человек. Их основной задачей, как агентов, стала помощь разным проектам в подаче заявок. Для того, чтобы пройти отбор, надо было заполнить анкету и описать свой вариант развития краудфандинга в Украине. В программе обучения был блок, направленный на построение внутреннего сообщества. Мы предложили участникам самим разработать правила взаимодействия между агентами и платформой «Спильнокошт». Некоторых это задание сначала поставило в тупик, но в итоге справились все. Было непросто, так как, в силу определенных обстоятельств, наше общество еще не научилось создавать правила игры совместными усилиями и придерживаться их, но мы на пути к этому. Для освоения нового навыка и изменения привычек необходимо время.

Нам в «Гараж Гэнг» не хотелось бы становиться диктаторами условий, говорить всем, что и как надо делать. Мы хотим быть равноправными участниками экосистемы, где наш голос тоже имеет значение, но не является единственным носителем знаний и способностей.  

 

4. 

Деньги — не единственный ресурс, которым люди могут делиться. Можно делиться своими знаниями, временем, аудиторией, вниманием, информацией. Было бы классно и дальше развивать эту грань взаимодействия в социуме.

Кстати, есть подходящий зарубежный пример того, о чем я говорю. Центр инноваций и социального влияния Белфер создал в Нью-Йорке глобальную инициативу #GivingTuesday, где любой человек в определенные дни на протяжении года может присоединиться к движению и поделиться частью своего времени, финансов, подарками или силой своего авторитета в локальном коммьюнити. Другими словами, это такой праздник филантропии. Найти способ поделиться становится проще с каждым годом. Например, с 2016 года перевести деньги можно даже через фейсбук.        

 

5. 

«Спильнокошт» в Украине уже стал распространенной практикой. Мы стараемся изменить образ мышления украинцев в сторону того, что нет ничего удивительного в помощи перспективным проектам. Если у общества есть желание, потребность и интерес, то создать их можно и общими усилиями. Не стоит смотреть на это, как на что-то чрезвычайно необычное.

Недавно мне посчастливилось стать участницей программы «OpenWorld». Для исследования истоков социального предпринимательства мы посетили Вашингтон, а также американский город Талсу. Это второй по величине город штата Оклахома, известный тем, что там высоко развиты идеи филантропии. Наверное, так произошло не в последнюю очередь благодаря религиозному воспитанию. Ранние примеры филантропии как формы поведения повлияли и на формирование налогового кодекса. Получается, что история культуры дарения в США уже пересекла двухсотлетний рубеж. Это дольше, чем весь период независимости Украины как государства. Самое интересное, что к высокой степени филантропии можно прийти исключительно естественным путем. Если бы я даже задалась целью перенять модель социального поведения жителей города Талса и привезти ее оттуда в Украину, то ничего бы не получилось. Потому что здесь дело в привычках и менталитете, который не воспитывается ни за год, ни за десять лет. Это длинный процесс самопознания.

 

6. 

В мои обязанности сейчас также входит техническое развитие платформы «Спильнокошт» и поддержка качества ее работы, поэтому я еще чаще, чем раньше, бываю в роли «доброчинця». За последнее время я поддержала такие проекты, как «Педагогічний апгрейд з EdCampUkraine», «CyberPonicOne – платформа для вирощування та експериментів», «Фестиваль екоплакату 4-й блок» и издание «Міста для людей» Йена Гела на украинском языке. Все они работают с трансформациями в тех областях, которые меня интересуют: образование, урбанистика, экология, городское фермерство. Про все проекты я знаю не первый год. За каждым из них скрыта история, их действительно можно назвать агентами изменений.

Для меня важно, чтобы проект, который я решила поддержать, масштабно влиял на общество, имел инновационную составляющую, предлагал действительно новый подход. Моя мотивация для помощи простая — странно быть сапожником без сапог: работать с инструментом, говорить о нем и не пользоваться самостоятельно. Плюс, я согласна со словами Шота Руставели на эту тему: «Что ты спрятал — то потеряно, что ты отдал — то твое». Именно поэтому я, кстати, люблю киевский магазин «Ласка». Мне очень нравится их модель «круговорота одежды в природе». Часто отношу туда свои вещи. Однажды увидела знакомую в моих джинсах и сразу поняла, где она их приобрела. Ей они очень подходили. Эти джинсы я сама декорировала, поэтому узнала бы их из тысячи. Было приятно, что вещь продолжила свой путь.    

 

7.

Краудфандинговая кампания — как еще одна дополнительная работа. Если у вас в проекте нет человека, который постоянно держит руку на пульсе и ведет активную деятельность, то будет сложно собрать нужную сумму. Нельзя нажать кнопку, запустить сбор денег и пассивно ждать. Оставив кампанию без внимания, вы сразу замедлите темп.

В секторе общественных организаций высокий процент эмоционального выгорания. Чтобы этого не случилось, надо находить время для отдыха. Сложность заключается в том, что все происходит не так быстро, как хотелось бы. В социальной сфере далеко не всегда можно получить результаты сразу. Бывает, начинаешь что-то делать и заранее знаешь, что заметишь последствия только через три года, а то и пять лет. К такому надо быть морально готовым. 

У меня есть правило: я не занимаюсь тем, что меня не вдохновляет и не дает пространства для развития. Работа может вызывать не только позитивный отклик. Мы ведь не единорогов выращиваем… Вполне нормально, когда эмоции получаются разными, объемными, комплексными. Агрессию, например, можно использовать в контексте созидания. Не стоит трактовать чувства однобоко или ограничивать их. Мне кажется, самое главное — осознавать себя в этих эмоциях, определять, почему происходят те или иные события в конкретный момент. Я очень стараюсь не проецировать свое плохое настроение или самочувствие на людей рядом. Хоть это и не всегда удается, но я к этому очень стремлюсь. Для меня много значит безопасный и доверительный климат в коллективе.

Я кайфую от возможности конструировать процессы, создавать пространство взаимодействия, наблюдать за результатами моего труда. Меня радует, когда рядом раскрывается потенциал. И я всегда готова помогать своими идеями.    

 

8. 

У нас есть план по развитию «Спильнокошта». Для начала хотим упростить подачу заявок на участие для проектов и институций, сделать ее еще более интуитивной и приятной. Собираемся обновить визуальный стиль сайта. Мы прислушиваемся к обратной связи от наших пользователей и стараемся учесть их пожелания. 

Наша команда «Гараж Гэнг» продолжит работать с агентами «Спильнокошта», совершенствуя их навыки. В дальнейшем для них мы опять проведем образовательную программу. Я бы хотела, чтобы диалог с корпоративным сектором об использовании краудфандинга для социальной ответственности не прекращался. 

 

9. 

По шкале от одного до десяти я сейчас счастлива на твердую девятку. Не выбираю максимальный балл, потому что я такой человек. Аккуратный подход к определению уровня внутренних ощущений — это вполне в моем стиле. Я не хочу спугнуть возможную перспективу. Вдруг может быть еще лучше!

 

 

Відправити

5,5 Середня оцінка
Таблиця оцінок