Перегляд матеріалу Таблиця оцінок
Соціум / Якість життя: суспільство, соціальні ініціативи

ПОЛЧАСА СВОБОДЫ

Інна Іщук, Порто-Франко

ПОЛЧАСА СВОБОДЫ

Участница киевского Марша Равенства Тамара ГЛАДКАЯ поделилась своими впечатлениями от этого мероприятия.

 

- В этом году Марш Равенства получился действительно равным: поддавшись всеобщему ликованию по поводу существования у украинцев прав человека в каком-то минимальном объеме, дали возможность высказаться противникам прямо на самом Марше. Можно, конечно, заметить, что они тоже имеют право и равенство, увы, для всех. Или радостно отметить, что пропустили самых безобидных и неагрессивных. По сети даже гулял аргумент, что если бы не пустили этих - массовых столкновений было бы не избежать.

- Но, понимая это, зачем тогда люди выходят на Марш?

- Люди приходят на Марш Равенства, чтобы почувствовать - как это, когда окружающим действительно все равно, сколько тебе лет, какая у тебя кредитная история, в кого ты веришь и к какой национальности относишься, как выглядишь и насколько тебе тяжело передвигаться по городу бордюров и выбоин, кем работаешь и с кем живешь. Это действительно не имеет значения, когда вы все вместе - одно огромное государство, в котором каждый важен и нужен. Ты принимаешь всех вокруг такими, как есть, и тебя эти самые все точно так же принимают.

Но сквозь кратковременное торжество реального равноправия черной лентой проходило напоминание о том, что есть люди, созданные брать, ничего не отдавая взамен.

В позиции религиозных деятелей было и остается нечто сюрреалистичное. На их права и свободы никто не посягал, никто не указывал им, как правильно строить отношения, никто не оскорблял их и не пытался объявить вне закона. Но они вышли бороться против права других людей распоряжаться своей жизнью самостоятельно; им же просто неизвестно, как жить в постоянном страхе за себя и своих близких. Они агитировали не только против однополых союзов, но и против контрацепции (за эпидемию ВИЧ, видимо), против сексуального просвещения (за педофилию и подростковые беременности), против абортов (за смерть женщин и нереальное количество сирот, социальных и фактических). Досталось и родителям, воспитывающим детей без партнера; сложно сказать, это агитация за домашнее насилие, супружеские измены или что-то еще, но тысячи украинцев смогли почувствовать себя ущербными благодаря лозунгу про "нормальную семью", в том числе вдовы и вдовцы, пережившие потерю супругов.

Упиваясь своей вседозволенностью и настоящей, не нуждающейся в полицейских щитах, свободой, они подходили к участникам Марша, в агрессивной форме навязывая свои убеждения (презирая чужие права на свободу вероисповедания) и просто оскорбляя. Активно - гораздо активнее участников Марша - раздавали интервью, намеренно искажая факты и применяя ложную аргументацию. К примеру, один гражданин заявил, что Марш Равенства является прямым доказательством воздействия на общество некой "гей-пропаганды": ведь с каждым годом участников становится все больше. При этом он напрочь игнорировал то, что далеко не все граждане на Марше являются ЛГБТ-людьми и далеко не все ЛГБТ-люди имеют возможность и смелость присоединиться к акции. Этот важный комментарий широко разошелся по СМИ и соцсетям, зато мой комментарий о правах, которых на законодательном уровне лишены ЛГБТ, был вырезан из итогового репортажа, а полная версия трансляции с ним - удалена через шесть часов после завершения.

- Были ли какие-то положительные изменения по сравнению с прошлыми годами?

- Да в десятке шеренг впереди шли военнослужащие - ветераны войны с Россией. Пока мы платили налоги, они рисковали жизнью и проливали кровь за то, чтобы в комментариях к трансляции писали "это не настоящие АТОшники" и "надеюсь, в нашей армии больше таких нет". И еще за то, чтобы под мирным небом Киева абсолютно безнаказанно звучали призывы убивать участников Марша.

- А что для вас этот Марш?

- Для меня лично Марш - это постоянная бдительность. Нужно смотреть под ноги, по сторонам, следить за тем, чтобы расстояние между тобой и соседями не увеличилось и не уменьшилось: в случае нападения это действительно спасет всем жизнь и большую часть здоровья. В любой момент из-за цепи полицейских мог прилететь опасный предмет и в кого-то эти предметы действительно прилетели. Нельзя идти слишком быстро или слишком медленно - чтобы в расстояние между шеренгами не вклинился тот самый провокатор. По тому, как нас досматривали при входе, было очевидно, что пронести за оцепление при желании можно что угодно. Но все это - мелочи, в сравнении с возможностью встретиться с друзьями и знакомыми со всех уголков Украины, поделиться хорошими новостями и порадоваться достижениям друг друга, и ощутить на себе то единство, ради которого продолжаешь работать.

Приятнее всего была поддержка людей, выходивших на балконы с плюшевыми игрушками, детьми, котами и флагом Израиля. При виде них хотелось кричать от радости, мечтать о великом будущем нашей страны, поделиться планами и рассказать, как много хорошего произошло благодаря неравнодушным гражданам, на минутку забыть обо всем плохом... Но вместо этого на глаза наворачивались слезы и даже кричалки застревали в горле. Потому, что эту поддержку, понимание и уважение не проплатить никакими деньгами - только трудом. Ежедневным трудом, помощью таким же уязвимым людям вокруг себя, бескорыстной и искренней.

Вечер накануне любого Марша Равенства всегда напоминал вдох перед прыжком с моста - впереди несколько мгновений свободного полета и долгие месяцы в реанимации. Так и окончание Марша традиционно напомнило выход из наркоза, когда весь самортизированный всеобщей любовью страх обрушивается на опаленное солнцем тело. Как бы ни хотелось задержаться подольше в целительной жизнеутверждающей атмосфере, пришлось "снимать символику". После окончания Марша никто и ничто не гарантирует безопасность: и преступники об этом прекрасно осведомлены.

После Марша, согласно технике безопасности, лучше всего перемещаться по городу парами - разнополыми, естественно, чтобы не вызывать подозрений. В центр и вовсе соваться не стоило, чтобы не столкнуться с "подогретыми" агрессивными молодчиками полукриминального вида. Сразу после безопасного радостного Марша Равенства люди, любящие свою страну и ратующие за достойную мирную жизнь, вынуждены скрываться и оглядываться по сторонам. Весь страх и беспомощность, копившиеся за год, возвращаются, умножаясь на сто.

- И что теперь?

- Я вернулась к рабочим будням, к ежедневному труду, оплачиваемому и волонтерскому, продолжила отчислять налоги с белой, как первый снег, зарплаты. Меня поймет каждый, кто хоть раз сталкивался с некомпетентными специалистами в государственных учреждениях, с запутанной логикой судопроизводства, с неадекватными размерами социальных выплат и неприспособленными для безопасного перемещения улицами, с всепоглощающей ненавистью всех ко всем, ощущением вечной безысходности и беспомощности. Каждый честный украинец хотя бы раз задавался вопросом - за что я плачу налоги? Видимо, за то, чтобы чувствовать себя в безопасности по полчаса раз в год и в эти же полчаса умещать все положенные по Конституции права и свободы. Впрочем, раньше и этого не было.

Материалы полосы подготовила Инна ИЩУК.

Версия для печати

Предыдущая статья

Відправити

4 Середня оцінка
Таблиця оцінок