Перегляд матеріалу Таблиця оцінок
Культура / Кіно та театр

ПРИНЦЕССА-РАЗБОЙНИЦА

Олександр Галяс, Порто-Франко

 

ПРИНЦЕССА-РАЗБОЙНИЦА

Главные роли в двух "спектаклях для взрослых" Одесского ТЮЗа — "Красная каска" и "Клятвенные девы" — поставили Ирину Шинкаренко в ряд лучших актрис нашего города. (Так, по крайней мере, считает автор этих строк). А хороших актрис в Одессе — немало, и выделиться среди них, ох, как непросто...

 

Внешне Ирина — самая что ни на есть Принцесса. Но играть такие роли не любит. Да и в самом деле, кто такие Принцессы и чем они занимаются в большинстве детских сказок и мультиков? В одной из статей таким персонажам дали остроумное определение — "девица в беде", основная ее задача — выйти замуж за Принца. Где тут разгуляться актерской фантазии?!

Потому Ирина предпочитает играть, образно говоря, Разбойниц, считает себя характерной актрисой. Проще всего суть этого термина определяет "Энциклопедия Британника": характерная актриса — та, что играет яркие роли. Судя по тем работам Ирины Шинкаренко, которые мне довелось видеть, так оно есть...

Но до них мы еще дойдем, а пока обратимся к предыстории.

В детстве Ирина занималась теннисом. Бросила, когда поняла, что высот Уимблдона ей не достичь. Ибо, хотя девочка была скромная, книгочей, но честолюбия хватало. Равно как и стремления достичь настоящего успеха. Порывы к актерству были уже тогда, что привело на киностудию в коллектив, громко именуемый "Киношкола имени Веры Холодной". Но из обучения там вынесла мало; для девочки-подростка многое казалось непонятным, а "таланты", какие демонстрировали сокурсники, просто подавляли.

К счастью, первый "блин" не отвратил и, когда подруга предложила попробовать свои силы в театральной студии "Призвание" при Одесском ТЮЗе, Ирина отправилась "пытать счастья". И вот здесь нашла себя.

Об этом периоде своей жизни актриса говорит как об определяющем. Руководители "Призвания", опытные мастера Владимир Питеров и заслуженная артистка Украины Оксана Бурлай-Питерова (она же директор ТЮЗа), не только обучали своих юных подопечных азам сценического мастерства, но и прививали отношение к будущей профессии именно как к призванию.

Недавно на странице "Призвания" в Фейсбуке я наткнулся на замечательный пост В. Питерова. Позволю себе, немного отклонившись от биографии нашей героини, привести несколько фрагментов из этого обращения: "Сегодняшний студиец жадно хочет "играть", "творить", всем своим существом доказывая право быть на площадке. В тоже время абсолютно не осознавать — зачем он здесь (на площадке), для чего, почему его герой поступает именно так, а не иначе... Студиец не затрачивает сердечно-душевные ресурсы... не чувствует фальши... Ему кажется, что маломальское природное, юношеское обаяние скроет огрехи и фальшь.

Студиец не хочет затрачиваться. Он не хочет идти наперекор себе, он не хочет искать себя и новое в себе. Он выбирает для своего творчества исключительную зону комфортности. Малейший выход за рамки этой зоны — угнетает его, подавляет, убивает всяческий интерес к творчеству...

У студийца три тонны предрассудков, вымышленных стереотипов, выдуманных или навязанных родными и друзьями. Он зажат от того, что сам выдумал свои страхи и убеждения. Страхи рождают комплексы. Мы не станем на новую ступеньку развития, внутренних открытий, пока не переступим свои комплексы! Трудно. Знаю. Но поверьте, результат того стоит.

Все чаще убеждаюсь, что студийца нужно заставить голодать. Не давать играть, не давать выходить на площадку. Чтобы он сидел в зале, наблюдая, как работают другие! Работают по-настоящему. Неважно, десять человек, восемь, один, но по-настоящему!!! Чтобы в нем проснулась жажда выхода, ревность, чтобы выход на площадку был сродни подарку.

Нужно научиться не жалеть себя — как будто в последний раз, как будто подобного шанса больше не будет! Нужно страдать, любить, кричать, ревновать, выть, безудержно смеяться, одним словом — жить! Жить — на всю катушку. Нужно обследовать все закоулки своей души, своего сердца, сознания. Нужно понять, что и откуда! Здесь и сейчас! Нужно действовать.

Все кардинально изменится, когда поймешь — что я сейчас делаю, что я хочу от него, зачем это мне нужно...

Сцена не любит ленивых и бездарных".

Вот на каком уровне воспитывают в "Призвании" будущих артистов. Без скидок на возраст!

С другой стороны, ребятам достаточно рано дают возможность проявить себя на профессиональной сцене; для начала занимая в массовках, а лучшим — дают подходящие по возрасту и опыту роли. Ибо если будущий артист, по определению великого режиссера Георгия Товстоногова, не будет в процессе обучения "проходить через горнило практики, то он станет похожим на скрипача, который прекрасно теоретически рассуждает об игре на скрипке, но никогда не брал ее в руки".

Ирина свою первую роль получила в спектакле "Моя профессия — синьор из высшего общества"; дочь главного героя она играет до сих пор. Вспоминает, что выходить на сцену с известными мастерами было и почетно, и страшно. А перед Евгенией Севыриной (увы, рано ушедшей из жизни) просто благоговела, воспринимала как королеву. С годами и опытом острота восприятия, естественно, поубавилась, но неизменным осталось преклонение перед мастерством, профессионализмом. И в первую очередь это касается В. Питерова и О. Бурлай-Питеровой. Их занятия, тренинги, советы, поддержка, а главное — постоянный пример — решающим образом повлияли на становление актрисы Ирины Шинкаренко.

Сейчас, сыграв уже порядка 15 ролей, Ирина и сама может поделиться кое-какими профессиональными "секретами", притом довольно-таки нестандартными. Так, в работе над ролью ей помогает чтение... детективов. Дочитав до середины, она откладывает книгу и пытается угадать развязку, исходя из психологии персонажей. Точно также вчитывается она в пьесу: как ее героиня взаимодействует с другими персонажами; как в этом взаимодействии проявляется ее характер; вот уж точно "обследует все закоулки своей души, своего сердца, сознания", старается "понять, что и откуда" — как учили педагоги в студии. А уже из этого понимания характера своих героинь вытекают и пластика, и речевые особенности, и все такое прочее. Актриса как бы переселяет в свое тело другого человека, или, точнее, другой человек поселяется в ее теле.

Вроде бы азы, классика, но сколько времени, фантазии, усилий требует такая работа! Хотя легко могла бы "скрыться" за своими внешними данными, но нет, не позволяет "душе лениться". Отсюда и результаты...

В "Красной каске" — спектакле по странноватой пьесе Керен Климовски в не менее странной режиссуре Александра Баркара — Ирине пришлось переселить в свое тело душу 11-летней Девочки, которая не находит понимания ни у родителей, ни у ровесников, и единственный друг, с которым она делится своими переживаниями, — Волк.

"Я ненормальная, урод! Не люблю фей и принцесс, ненавижу розовый, ношу черное, не смотрю телек, не боюсь пауков, змей и покойников, не смеюсь, когда кто-то падает, не влюбляюсь в мальчиков, не сплетничаю с девочками, и хочу стать пожарником, а это — тупая профессия, и не для девочек! Я и не девочка, и не мальчик, а мутант! Они меня так и зовут: мутант, иди сюда! Мутант, вали отсюда! Только второе они говорят чаще... А тут еще... Понимаешь, когда я была маленькой, в садике, одна девочка рассказала, что у всех людей рано или поздно появляется — или писька, или сиськи, и тогда все: детство кончается, и я сразу подумала, что не хочу ни того, ни другого, что я как-нибудь обойдусь. А потом, конечно, поняла, что ни фига не выбираю, что у меня будут эти... сиськи... но я все равно не хочу их! Каждый день в ванной проверяю перед зеркалом: растут или не растут? Это так страшно. Обычно предательство приходит снаружи, а тут — твое собственное тело вот-вот тебя предаст"...

Монолог, как впрочем и вся роль, что называется, "на разрыв". Порою даже становится страшновато за актрису; так достоверно, до боли ощутимо выплескивает она страсти своей юной героини. И рецензенты этого спектакля на редкость единодушны: "Ирина Шинкаренко прекрасно перевоплотилась в юное существо с повадками дикой кошки"; "Актрисе замечательно удалось передать подростковую неуклюжесть, страхи и отчаяние своей героини"; "Ирина Шинкаренко (покорила) зал красотой, искренностью эмоций и отличной сценической речью, что встречается у молодого поколения артистов не так уж часто"...

В последней ТЮЗовской премьере 2019 года — "Клятвенные девы" по пьесе Олега Михайлова в постановке Наталии Прокопенко — перед актрисой стояла еще более сложная задача. Ее героиня Лири — искалеченная красавица, все действие проводит в инвалидной коляске. Ирина признается, что полгода вынашивала в себе эту роль, зато стоило сесть в коляску, как сразу ощутила — переселение состоялось.

Спектакль свежий, потому не стану раскрывать фабульные перипетии, скажу только, что на сегодняшний день в Одессе это уникальная постановка, поскольку на сцене — только актрисы. Шесть героинь, у каждой из которых своя трагедия. Не стану выделять какую-либо из актрис; каждая играет точно в рамках режиссерского замысла, каждая имеет свои "минуты славы". Судя по рецензиям, тема женщин, которые вынужденно становятся мужчинами (в гендерном смысле), задела. Так что лучшее, что я могу сделать, это посоветовать нашим читателям пойти в ТЮЗ. Надеюсь, что те, кто рискнет последовать этому совету, разделят отношение автора этой статьи к ее героине.

В ответ на ультра-традиционный вопрос, о какой роли она мечтает (а куда ж без этого?!), Ирина ответила, что предпочитает не загадывать. Разве что, если снова выпадет какая-либо Принцесса, будет стараться, чтобы в ней проявились и черты Разбойницы.

И, кажется, такая роль ей скоро выпадет...

Александр ГАЛЯС.

 

http://porto-fr.odessa.ua/print.php?art_num=art021&year=2020&nnumb=02

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Відправити

5,3 Середня оцінка
Таблиця оцінок